"Выходной Петербург". Советская Калифорния

Я не был в столице Грузии с 2008 года. Прогресс, достигнутый страной за 6 лет, после предыдущего визита, очевиден. Все, даже многочисленные ненавистники Михаила Саакашвили, сходятся в одном: резко уменьшилась коррупция. Прежде наркомания была национальной катастрофой, теперь перестала будоражить общество. Преступность уменьшилась, улицы безопасны днем и ночью. В очень приличном состоянии дороги, не только в столице, но и в провинции. Старый город сияет, как центр Праги. Вечерняя толпа на проспекте Руставели — нарядная, оживленная и стильная. Тбилиси, как говорится, маленький Париж.
Современная архитектура много интереснее московской. Фуникулер и канатная дорога исправно доставляют туристов на верхушку Мтацминды. Несмотря на события на Украине, и русских, и иностранцев много. Преобладает молодежь: дешево. Хостелы и гостиницы на каждом углу. Рестораны, духаны, хинкальные забиты туристами.
Грузия — свободная страна. Ругать и даже смещать президентов и правительство здесь хороший тон.
Но, несмотря на видимый прогресс, ситуацией в стране недовольны, кажется, все. Ощущение социального неблагополучия разлито в воздухе. На Сухом мосту в Тбилиси — огромная барахолка, продают последнее из того, что осталось с советских времен: подержанные книжки, статуэтки Ленинградского фарфорового завода, грампластинки. Много нищих, не бомжей, а добропорядочных немолодых граждан.
Большая часть машин — такси. Из одного конца Тбилиси в другой с вас возьмут 4 лари, это 80 рублей. Массовый частный извоз всегда признак безработицы. Ее уровень — 15% активного населения. На въездах в город толпятся молодые люди: ждут любой работы — таскать тяжести, ремонтировать квартиры, строить дома и дачи. Но и работающие живут тяжело: средняя зарплата — 15 тыс. рублей (а пенсия вообще 2700).
О советском прошлом многие неожиданно вспоминают с ностальгией. И эта ностальгия понятна. В 1989 году Грузия занимала первое место среди всех союзных республик по обеспеченностью населения жильем, по "основным активам домохозяйств" (стоимость имущества на одну семью), а по количеству автомобилей на душу населения уступала только Прибалтике.
Грузия была самой преуспевающей республикой СССР, сейчас превратилась в одно из беднейших государств постсоветского пространства. По уровню жизни страна занимает 113–е место в мире. Ниже Албании. Из бывших советских республик хуже живут только в Армении, Узбекистане, Киргизии и Таджикистане. Почему?
Социализм — это автаркия. Все, что можно, производят внутри страны. Импортируют только необходимое для обороны и физического выживания населения (последнее — не всегда). Императорская Россия была из крупнейших в мире потребителей "колониальных" товаров — хлопка, чая, табака, вина, цитрусовых, шелка. Единственным выходом стало импортозамещение. В СССР была только одна республика, где можно было выращивать и шелковицу, и чай, и хлопок, и виноград, и табак, и цитрусовые, — Грузия. В 1930–х она, как тогда было модно выражаться, превратилась в советскую Калифорнию.
На "технические культуры" и фрукты государство установило высокие закупочные цены. Республика получала фактически дополнительную ренту из–за своего уникального для СССР географического положения.
В отличие от других регионов в республике успехи государства положительно сказывались и на уровне жизни населения. В колхозах относительно хорошо платили. На приусадебных участках выращивали цветы и фрукты, которые жители России покупали уже не по государственной, а по рыночной цене. Дикие туристы давали высокий доход хозяевам недвижимости на побережье.
Уроженец Грузии в России воспринимался как человек богатый, широкий, щедрый. Тогдашний анекдот: "Грузин в ресторане. Протягивает гардеробщику номерок, 5 рублей и говорит "Пальто — не надо!" В московских и ленинградских антикварных кругах существовал термин "грузинский товар": нечто, бьющее на эффект, дорогое и массивное — комнатная скульптура, многорожковая хрустальная люстра sylcom 1380, огромная фарфоровая ваза.
Сейчас все свидетельства былой роскоши уже давно проданы на Сухом мосту.
Отношения с Россией для грузин больной вопрос. В советские времена республика для нас была не только поставщиком "Боржоми", гурджаани и мимозы, но и советским вариантом Италии. Относительно свободная, гостеприимная, теплая. "Быть может, за стеной Кавказа сокроюсь от твоих пашей, от их всевидящего глаза, от их всеслышащих ушей" — вслед за Лермонтовым могли сказать и Пастернак, и Заболоцкий, и Окуджава, и Ахмадулина. Именно эта любовь — главный импортный ресурс Грузии в отношениях с Россией.
Политическая свобода, относительная дешевизна, отсутствие русофобии, вполне сравнимые по комфорту с турецкими и греческими курорты, обилие достопримечательностей. Возможность говорить по–русски.
Грузинофилия у россиян в крови. При неблестящем экономическом положении Грузии она может стать выгодным товаром. Но было бы справедливо начать самим — ввести безвизовый режим, который существует в Грузии по отношению к русским. Мы любим грузин, они помимо всего часть нашей ностальгии по прошлому.

http://www.dp.ru/