Свои деньги на полуострове Крым могут потерять не только клиенты казино, но и инвесторы

В Крыму не хватает воды, туда не ходят поезда, и можно добраться только самолетом из России либо на пароме. Там — жесточайший дефицит электроэнергии, а финансовая система работает с перебоями. Зато в Крыму хотят построить игорную зону. Где она будет расположена и сколько нужно в нее вложить денег — никто не знает. Разброс колоссальный: суммы называются от ста миллионов до нескольких миллиардов долларов, а игорные заведения одни хотят поместить в городских отелях, а другие — прямо посреди выжженной степи на северо-западе полуострова. При этом участие в бизнесе обойдется компаниям в круглую сумму — не менее 500 млн руб. Именно столько надо инвестировать, чтобы получить разрешение на право заниматься в Крыму игорной деятельностью.

Превратить Крым в игорную зону правительство решило не от хорошей жизни. Глава Минфина Антон Силуанов ранее говорил, что в 2014 году дефицит бюджета новых регионов — Крыма и Севастополя — ожидается на уровне 55 млрд руб., и Россия планирует полностью его покрыть. Конечно, «кормить» полуостров придется еще долго. Основные отрасли, которые могут приносить доход — сельское хозяйство, туризм, портовая инфраструктура, — требуют не только серьезных капвложений, но и сроки окупаемости по ним составляют от 5 лет. Другое дело — хорошо организованный в правильном месте игорный бизнес. По экспертным оценкам, бюджет Крыма может получить от создания игорной зоны в год до 25 млрд руб. По крайней мере, так считает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолий Карпов.

Экономического обоснования депутат, экс-чемпион мира по шахматам не представил. Зато специально для «МК» это сделал заместитель исполнительного директора Российской ассоциации развития игорного бизнеса Самоил Биндер, который разложил математику налоговых отчислений в казино и залах игровых автоматов.

«Чтобы достичь заветные и несбыточные на первых порах 25 млрд, необходимо построить в Крыму не менее 50–55 первоклассных развлекательных центров, включающих не только игорные дома, но и отели, киноконцертные залы, рестораны и т.д., — говорит Самоил Биндер. — Один центр при нормальной проходимости может приносить государству до 500 млн руб. налогов ежегодно. Считается просто. Допустим, в таком центре 50 столов и 100 игровых автоматов. Игорный налог в год с них составит порядка 84 млн руб. (ежемесячно по 125 тыс. руб. со стола и 7,5 тыс. руб. с автомата). Налог с ресторанного бизнеса ежегодно равен примерно 36 млн руб. В этом заведении будет работать около 1 тыс. сотрудников со средней зарплатой в 50 тыс. руб. Значит, подоходный налог и все социальные отчисления составят соответственно 78 млн руб. и 168 млн руб. Ну и наконец налог на имущество — еще 140 млн руб. Вот мы и получим те самые полмиллиарда. С другой стороны, большое количество игровых заведений строить одновременно вряд ли целесообразно».

В принципе это то, что лежало на поверхности, и вполне логично, что чиновники ухватились за эту идею. Тем более что на Украине, где такого рода заведения были так же запрещены пять лет назад (до этого Крым считался одним из центров азартной индустрии: на полуострове действовало 283 игорных дома. — «МК»), после прихода к власти теперь уже бывшего президента Виктора Януковича в 2010 году начались разговоры о возможной реанимации казино в крымских отелях, начиная с «трех звезд» с фондом от 60 номеров и выше. Как говорится, история повторяется, но на совершенно ином уровне.

Кстати, тогда крымские власти рассматривали два варианта размещения игорных зон. Первый предполагал открыть казино на крупнейших курортах южного берега — в Ялте и Алуште. Второй — создать кластер на пустынном северо-западе полуострова, в Черноморском и Раздольненском районах. Тогда ближайшим к «крымскому Лас-Вегасу» курортом оказалась бы Евпатория, расположенная в 70 км к югу.

В первый раз после присоединения Крыма к России тему создания там игорной зоны обсуждали 21 марта 2014 года, на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака. Через несколько дней премьер Дмитрий Медведев поручил проработать этот вопрос министерствам. Спустя всего месяц соответствующий законопроект (поправки в 244-й ФЗ) внес на рассмотрение Госдумы Владимир Путин. 10 июня депутаты его приняли в первом чтении. Наконец 20 июня 2014 года Минэкономразвития опубликовало проект закона «Об особой экономической зоне (ОЭЗ) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополь». Если обобщить все эти документы, то получается, что крымская игорная зона, за исключением Севастополя, будет пятой по счету — наряду с уже объявленными в Алтайском, Краснодарском и Приморском краях, а также в Калининградской области, из которых реально работает только кластер на юге России.

Как известно, с 1 июля 2009 года у нас все игорные заведения, кроме букмекерских контор и тотализаторов, были переведены в специальные игорные зоны. Их территориальные границы определяют региональные власти. Выдавать разрешения на ведение бизнеса будет уполномоченный орган ОЭЗ. При этом право получить такую лицензию получат юрлица, согласившиеся инвестировать в бизнес в течение нескольких лет от полумиллиарда рублей, предварительно дав гарантии.

Крымский Лас-Вегас

«На мой взгляд, Крым — это, бесспорно, лучшее предложение по созданию игорной зоны из всех уже имеющихся у нас в стране, — считает председатель совета Российской ассоциации развития игорного бизнеса (РАРИБ) Валерий Иванов. — Сегодня фактически из всех перечисленных зон работает только «Азов-Сити». Но и она, по данным Счетной палаты, оказалась не такой прибыльной, как рассчитывали. За все время существования в «Азов-Сити» было вложено около 1,4 млрд рублей, и эти деньги до конца не возвращены. Надо сказать, что успех или неуспех функционирования таких кластеров зависит от ряда условий. Это прежде всего выбор места расположения, уровень развития инфраструктуры, наличие потенциальных игроков и притягательность региона для туристов. Существующие четыре зоны очень неудобно расположены и де-факто непригодны для вложений и строительства объектов игорного бизнеса. Поэтому нам не удается до сих пор победить криминал в этой сфере. Ведь во многом он существует из-за тех ошибок, которые были допущены при выборе мест. У Крыма есть история и туристический потенциал. Сегодня один из главных вопросов, на мой взгляд, заключается в том, что целесообразнее — строить в Крыму свой Лас-Вегас или размещать казино в крупных городах, таких, как Симферополь, Севастополь и Ялта. От того, какое решение будет принято, зависят затраты и сроки окупаемости».

Дело в том, что по нашему законодательству казино, игровые залы и пр. не могут располагаться в поселениях. И вряд ли для Крыма сделают исключение. Остальные наверняка возмутятся: дескать, им можно, а нам нет? Да и концепция самого 244-го закона, ограничивавшая деятельность игорных заведений, тогда полетит в тартарары. Кстати, в статье 15 законопроекта о создании ОЭЗ в Крыму недвусмысленно сказано, что деятельность по организации азартных игр осуществляется строго в рамках действующего законодательства.

Именно поэтому представляется почти нереализуемым недавнее обращение к правительству Общественного совета Сочи сделать игорную зону в главном медиацентре, построенном для Олимпиады-2014. Это несколько десятков тысяч квадратных метров закрытой территории и собственный паркинг, находящиеся вдалеке от жилой зоны. В начале года Владимир Путин уже отрицательно высказывался по этому поводу.

«Мы договорились о том, что у нас есть игорная зона на границе между Ростовской областью и Краснодарским краем, и потом пошли на то, чтобы разрешить выйти даже на берег Черного моря, — заявил президент. — Создавать в этом же регионе еще одну зону, на мой взгляд, нецелесообразно, несмотря на то, что это облегчило бы вопрос возврата средств инвесторам... Криминал тянется к игорным зонам, но не только. Это своеобразная публика. Я не говорю, что они плохие или хорошие, — они своеобразные... Это почти лишило бы шанса все семьи со средними и более чем средними доходами сюда приезжать именно на семейный отдых с детьми или создало бы такие условия, что существенным образом осложнило бы пребывание здесь на отдыхе наших граждан в семейном режиме. Это абсолютно другая атмосфера, и мне жалко ее терять. Банки, компании, которые вложили деньги, заинтересованы в том, чтобы отбить эти средства, и как можно быстрее, и готовы держать определенные цены, но если здесь не будет этой игорной зоны, тогда они будут вынуждены сдерживать рост этих цен, чтобы увеличить количество приезжающих сюда. Я думаю, что это фактор, который тоже будет способствовать тому, чтобы Большой Сочи — и приморская часть, и горная — все-таки превратился в центр семейного отдыха людей со средним, ниже средних или чуть выше средних доходами».

Впрочем, все то же самое можно сказать и о Крыме. Но там деньги нужны позарез, и можно на «семейный отдых» закрыть глаза.

«Зона особой духовности»

Поэтому, если вернуться к Крыму, то развитию этого бизнеса мешает недостаточно хорошая инфраструктура. Аэропорт международного уровня на полуострове имеется пока только один — в Симферополе. Строительство второго — маловероятно. Дороги из Симферополя к южному берегу оставляют желать лучшего — их нужно реконструировать, если рассчитывать на большой поток состоятельных посетителей. Да что там говорить: пока в Крыму даже с водой большие проблемы.

Правда, согласно законопроекту об ОЭЗ финансирование объектов инфраструктуры будет осуществляться за счет бюджетных средств. Между тем сейчас у власти нет единого подхода ни по объемам инвестиций, ни по месту строительства. Разброс — колоссальный. И.о. главы Крыма Сергей Аксенов оценил вложения в сумму от $100 млн до $1 млрд, заверив, что потенциальные инвесторы уже есть. Место предполагаемого строительства — Ялта. Советник главы Крыма Рустам Темиргалиев озвучил старые варианты размещения — например, между Алуштой и Ялтой, в районе Гурзуфа, где нет пригодной для пляжей береговой линии, а сама зона будет занимать площадь не менее 100 га. «Планируется создание 10 тыс. рабочих мест, — сообщил Темиргалиев. — Мультипликационный эффект от такого курорта будет масштабный — высокая загрузка всей инфраструктуры: сферы услуг, автомобильного транспорта и всего, что связано с туристами. Мы планируем создать круглогодичный курорт. Мы получили огромное количество предложений от самых ярких мировых брендов участвовать в этом проекте. Пока Государственная дума не приняла законопроект, декларировать, какие компании хотят участвовать в проекте, мы не станем».

В свою очередь Дмитрий Козак заявлял, что для игорной зоны может быть выбрано место в «необжитом районе», например, на северо-западе полуострова. Из всего этого можно сделать вывод, что пока ничего не ясно, не решено, и вопрос серьезно не проработан.

«Даже миллиард долларов на создание такого кластера — это несерьезно, — уверен представитель игорной отрасли Самоил Биндер. — Известный американский инвестор Шелдон Адельсон потратил на один свой развлекательный центр «Венеция» в Лас-Вегасе порядка $2,5 млрд. Он строил его несколько лет, с многокилометровыми каналами, гондолами, а окупил всего за год. Поэтому вложить надо не менее $5–7 млрд. У государства таких денег нет, у российских инвесторов — тоже. Главной проблемой при создании игорной зоны будет, естественно, поиск потенциальных инвесторов, учитывая политическую ситуацию в Крыму. Очевидно, рассчитывать на европейский и американский бизнес не приходится, а китайцы тоже умеют считать деньги, а главное — риски. Мне кажется, нужно немного подождать. А построить ангары европейская рулетка, как сделано в «Азов-Сити», большого ума не надо. Но в такие заведения никто из серьезных гостей, в том числе иностранцев, не приедет».

В целом приток туристов будет весьма ограничен. Сейчас добраться в Крым можно только из России, самолетом. Покрутить рулетку вряд ли поедут даже из Белоруссии, потому что там казино разрешены. Значит, потерять навсегда свои деньги на полуострове могут не только клиенты казино, но и серьезные инвесторы.

Тем не менее те, кто пока выступил в России против создания игорной зоны в Крыму, находятся в абсолютном меньшинстве. Например, писатель, член Общественной палаты Александр Проханов. По его мнению, на полуострове надо создавать «зону особой духовности — очаг света, куда сама собой придет и экономика, ибо там, где будет свет, найдет свое место и бизнес». Остается только добавить: «Аминь».

http://www.mk.ru/